This website is dedicated to the Paneuropean Union, the ideals of the panеuropean movement and to the legacy of Richard von Coudenhove-Kalergi / Страницы, посвященные Панъевропейскому союзу, идеям панъевропейского движения и наследию Рихарда Куденхове-Калерги
В.Н. Расторгуев, О.К. Смирнов. Единая Европа: неучтенный потенциал

Думается, что главная особенность замысла Куденхове-Калерги состояла в том, что ему как никому другому удалось соединить три начала:

- во-первых, мощный императивный импульс панъевропейской идеи - установку на консолидацию сил пред лицом общей угрозы (в тот период угрозы для европейских стран исходили от большевизма, реальной возможности объединения тоталитарных режимов и прозрачной перспективы установления гегемонии США, которая станет политической реальностью в случае новой истребительной войны между европейскими народами);

- во-вторых, очень привлекательную миротворческую установку, которая отличала версию Куденхове-Калерги от большинства так называемых «наполеоновских» проектов;

- и, в-третьих, четко выраженное проектное начало концепции. Эта особенность в значительной степени была связана с личностными качествами Куденхове-Калерги, соединявшего в себе дар оригинального теоретика, талантливого пропагандиста, искушенного политика, способного соединять публичную деятельность с тщательно скрытой работой по продвижению своего проекта, а также особый дар чувствовать дух и вызовы времени, умонастроение различных слоев общества.

По сути, концепция Куденхове-Калерги - это не только детально проработанный политический проект, адаптированный к политической конъюнктуре, но и созданная им развитая система управления проектом. А рамках этой системы была отработана целая сеть подпроектов, в том числе научного и информационного сопровождения. Здесь же - пакет проектов-предложений по введению Конституции Европы, общей валюты и символики (европейский флаг, гимн, День Европы и т.п.).

Анализ сильных и слабых сторон проекта Куденхове-Калерги - задача, сама постановка которой требует учитывать прагматично-проектную специфику его творчества. Но для того, чтобы составить сколько-нибудь полное представление о потенциале панъевропейского проекта Куденхове-Калерги, потребуется огромная работа по реконструкции замысла и методов его реализации, а также политического и геополитического контекста. Мы планируем в этой связи подготовить и осуществить исследовательскую программу, используя огромное количество материалов, хранящихся в московских архивах. Среди исследований, которые дают представление о ценности этих материалов - известная работа Аниты Цигерхофер-Преттенталер (Anitа Ziegerhofer-Prettenthaler) «Посланец Европы».

***

Третий вопрос - о том, что необходимо делать, чтобы не допустить перерождения проекта и не передать его в руки поджигателей новой мировой войны, стоило бы переформулировать. Возможная формула звучала бы так: что мы, граждане Европейского союза и граждане России, ответственные за судьбу Европы, обязаны совместно делать после того, что мы уже сотворили с природой, с культурами народов, с судьбами миллионов людей? Как выстроить систему приоритетов?

Совместная работа над панъевропейским проектом - это и есть ключевой политический вопрос наших дней. Россия, определяя сегодня стратегию долгосрочных отношений с Евросоюзом, определяет нечто большее - модель собственного развития на историческую перспективу. Но если мы с уверенностью говорим, что стратегия России в значительной степени будет предопределена выбором европейцев, то не вызывает сомнений и другой факт: стратегия новой Европы обречена превратиться в утопию, если не будет найден общий алгоритм продвижения к этому проекту подлинно единой Европы и обновленной России, о котором мечтал Куденхове-Калерги.

Разумеется, мы отдаем себе отчет в том, что в полит-технологическом отношении эта задача трудно осуществима, хотя Россия и является членом Совета Европы. Отсутствуют традиция сотрудничества и прецеденты, но доминирует традиционно настороженное отношение к партнерству такого рода, мешают факторы, связанные с особенностью бюрократических механизмов Брюсселя и Москвы, а также, конечно, с внешним влиянием. Все это усиливает степень геополитического риска. Говорят, что тот, кто не рискует, не пьет шампанское. Это верно. Но верно и другое: тот, кто понапрасну искушает судьбу, играет с огнем.

Тот факт, что Европа достаточно легко идет на колоссальный риск, конструируя свой самообраз, как и сто лет назад, через образ врага в лице России, объясняется тремя факторами:

- во-первых, генетически заложенным в культурный код и массовое сознание страхом перед огромной империей, которая, по словам Ницше «может ждать, как церковь» и при любом исходе возродится, по словам Куденхове-Калерги (этот страх был многократно усилен реальной угрозой мировой революции, исходившей из России, где уничтожение христианской европейской традиции шло куда энергичнее, чем это делали радикальные либералы на Западе);

- во-вторых, прямо противоположной установкой - глубоко спрятанной в подсознании образованного европейца уверенностью в безопасности, которая объясняется просто: Россия была и останется носительницей европейской культуры в ее высших проявлениях (чем иным можно объяснить открытость русской культуры и ту огромную роль в становлении европейской и мировой культуры, которую сыграли великие русские писатели и музыканты?);

- в-третьих, надеждой на то, что процесс демократического обновления России по западному образцу будет необратим.

Последний тезис, к сожалению, вызывает большое сомнение. Степень принудительной, идущей извне изоляции и реальной военной угрозы, исходящей от «управляемой Европы», способна в короткое время качественно изменить исторический выбор России и нанести непоправимый удар по безопасности (в первую очередь - энергетической) всего европейского мира. Интересы национальной безопасности России, также как и интересы ЕС, не могут приноситься в жертву никаким, пусть даже самим высоким идеалам, а реальную политику открытости не следует уподоблять однонаправленному движению. (Об этом свидетельствует и мюнхенская речь Президента России В.В. Путина, и его Послание Федеральному Собранию.)

***

В заключение хотелось бы сказать, что стратегия, построенная по принципу «Европа - это анти-Россия», наверное, имела право на существование во времена Куденхове-Калерги, поскольку сама Россия долго была, как подметил один политолог, анти-Россией. Но эта позиция устарела, а, кроме того, является заведомо слабой стратегией по трем причинам:

- во-первых, это позиция слабых;

- во-вторых, сегодня это тупиковая политическая линия, повторяющая известную китайскую стратагему «создай себе врага, чтобы потом до конца дней бороться с ним». По отношению к России - этот конец может наступить быстрее, чем бы хотелось;

- в-третьих, это просто нерасчетливо в экономическом плане и не разумно в плане культурном. В подтверждение этих слов снова сошлемся на мнение Куденхове-Калерги: «в рамках великой панъевропейской экономики каждая нация в мирном соревновании со своими соседями завершит создание собственной культуры».

В.Н. Расторгуев, О.К. Смирнов

Текст доклада, прочитанного на конференции Панъевропейского союза Чехии и Моравии «Nepomuk-Fest»
Страговский монастырь, Прага, Чехия
2007 г.

Среди вопросов, связанных с оценкой конкурирующих проектов строительства европейского дома на современном этапе и требующих осмысления с учетом геополитических рисков и национальных интересов России, без которых невозможно осуществить выбор оптимальной модели общеевропейской интеграции, выделю три основных.

Первый вопрос: чем стала идея Соединенных Штатов Европы в эпоху глобализации - объединяющим началом, снижающим риск межгосударственных, межэтнических и межцивилизационных конфликтов, или всего лишь подновленным механизмом разделения мира на своих и чужих, который порождает новые геополитические риски? Знание созидательного и разрушительного потенциала политических идей - условие для их оптимального использования, поскольку любая из таких идей - не самоцель, а инструмент в руках человека.

Второй вопрос: чем отличается концепция Панъевропейского союза графа Richarda Coudenhove-Kalergi от множества других научных и политических версий этой продуктивной идеи, которая пережила и, наверное, переживет всех тех, кто рассматривал и до сих пор рассматривает ее как пустую утопию? Каков методологический потенциал этой концепции в наше время - что устарело, а что живо и может плодоносить?

Третий вопрос: что целесообразно и необходимо делать сегодня, чтобы идея европейского единства открывала все новые перспективы устойчивого развития и для Европы, сделавшей первый шаг к новой идентичности, и для России? Россия, к сожалению, слишком часто (и далеко не всегда обоснованно) рассматривалась в панъевропейских проектах в качестве того потенциального врага, ради которого, собственно, Европе и стоит объединяться. Подлинный потенциал панъевропейской идеи - пока не востребованные в полной мере возможности интеграции и устойчивого развития на евразийском пространстве.


***

Итак, первый вопрос - о том, какую сверхзадачу решает или может решить панъевропеизм в эпоху глобализации. И действительно, ведет ли этот план к консолидации мирового сообщества или к его дезинтеграции, к снижению рисков или их расширенному производству?

Сразу заметим, что этот вопрос волновал уже первых читателей Куденхове-Калерги. Не был исключением и его последователь-антагонист, сторонник концепции континентального блока «Германии - Россия - Япония» Карл Хаусхофер, который, говоря о  планетарном будущем пан-идей в целом и о концепции «радующегося миру графа» в частности, отмечал связь этих идей с кантовской идеей вечного мира. При этом он обращал внимание, прежде всего, на альтернативные геополитические сценарии, спрашивая себя: «приведет ли такое развитие к подлинному миру во всем мире или же снова ввергнет его в борьбу за существование только уже между более крупными пространствами и с еще более страшными последствиями для человечества?».

Сопоставляя противоположные версии с учетом уже приобретенного и по преимуществу трагического исторического опыта, приходишь к выводу, что однозначного ответа не существует и сегодня. И это не удивительно, поскольку ответ заключается не столько в теоретических построениях и основанных на них прогнозах, сколько в направленности политической воли, в тех императивах, которые предопределяют выбор стратегий. Не меньшую роль играет уровень компетенции и глубинная мотивация людей и политических групп, волею судьбы (а отчасти волею избирателей) принявших ныне на себя ответственность за будущее мироустройство, идущее на смену биполярной системе.

Но как бы высоко ни оценивали мы волевое начало политики, приходится признать и ту внутреннюю логику - разрушительную и/или созидающую, которой обладают и сами идеи. В известном суждении «идеи правят миром» заключена доля истины. Так как же правят или могли бы править миром панъевропейские идеи?

С одной стороны, в эпоху стремительно глобализирующегося мира сомнения в «миротворческой миссии» пан-идей не только не рассеялись, но и усилились, особенно в последние годы. В пользу этого печального вывода говорит хотя бы тот факт, что начало третьего тысячелетия свидетельствует о неготовности крупных акторов мировой политики (в том числе и стран - членов ЕС) отказаться от силовых методов разрешения конфликтов. Более того: мы наблюдаем своего рода «ренессанс» политики силы и, что особенно опасно,  возникновение прецедентов военного передела территорий в самом сердце Европы. Примером служит военное решение югославской проблемы с элементами геноцида, которое надолго подрывало доверие и к международному праву, и к идее формирования единого правового пространства, обострило рознь между народами и государствами.

К сожалению, в тот момент в Европе не услышанными остались пророческие слова Куденхове-Калерги: «Наличие плохих границ все-таки лучше, чем любая победоносная война. Необходимо, как это уже произошло в Америке, поставить, наконец, точку в теме изменения европей­ских границ и перестать пытаться их насильственно передвинуть. Если бы Американские Штаты беспрерывно ссорились друг с другом по поводу спра­ведливости проведения своих границ, там бы не прекращались войны. Они оказались умнее и почти все смирились со своими несправедливыми и противоестественными границами - Европа должна у них учиться! Существует только один радикальный способ решить европейский вопрос о границах справедливо и надолго. Этот способ называется не перенос границ, а их ликвидация».

С другой стороны, реальный процесс институционализации панъевропейской идеи - само становление Европейского союза - постепенно переводит дискуссию о миротворческом потенциале панидей из сферы политического дискурса и отвлеченной теории в плоскость конкретного измерения, доступного для научной аналитики. Это обстоятельство обнадеживает. Во-первых, возможность измерения - это возможность контроля за политикой и политиками со стороны гражданского общества. Во-вторых, это делает политику открытой для научного обоснования интеграционных процессов, а, следовательно, и для более или менее достоверного предвидения и снижения непредвиденных политических рисков. Мерой для такого анализа сегодня могут быть вполне доступные для объективной оценки характеристики состояния глобализирующегося мира - экономически показатели, системные критерии уровня и качества жизни и многое другое. Следует заметить, что Совет Европы уделяет особое внимание именно этому аспекту политического планирования, что также говорит в пользу оптимистического сценария.

Первый вывод, который можно сделать, сводится к тому, что идея единой Европы - обоюдоострое оружие, требующее особой осторожности от оруженосцев.

***

            Второй вопрос - об отличительных особенностях проекта Рихарда Куденхове-Калерги. По сути, это вопрос о той уникальной нише, которую отвоевала себе его версия среди многочисленных конкурирующих вариаций идеи единой Европы. Начнем с констатации факта: отсутствие единой и общепринятой версии Панъевропейского союза - это и слабость идеи, и ее сила. Слабость проявляется в том, что многообразие подходов и принципов разделило адептов пан-Европы на федералистов, унионистов и функционалистов, а также сторонников так называемых смешанных моделей. У каждой из этих версий своя история, свои предтечи и противники, а главное - своя система аргументации и особые критерии оценки. Вряд ли кто-нибудь может взять сегодня на себя роль третейского судьи, поскольку в конечном итоге выбор будет сделан не политиками и не «яйцеголовыми», а народами Европы. И здесь слишком велика роль случая, стечения обстоятельств и непредсказуемой мотивации масс, чтобы уповать на выбор единственно правильного, как представляется нам, решения.



share on Twitter
О.К. Смирнов. Остановить конфликты в Европе – задача европейского экспертного сообщества
Середина текущего года характеризуется не только обострением международной обстановки в целом, эпицентром которого, конечно являются события на Ближнем Востоке, с их невероятными сценами насилия и разрушениями памятников мировой культуры, массовыми казнями христиан,... >>>

Андрей Зубов: Россия – неотъемлемая часть европейской цивилизации
Выступая 15.10.2014 с лекцией в Праге, ученый-оппозиционер подчеркнул, что "Россия, замыкающаяся в себе, опасна для остального мира"     Выступление на тему "История России как составная часть истории Европы" в Карловом университете стало одновременно презентацией... >>>

О.К. Смирнов. О развитии ситуации на Украине 23-24 августа 2014 года
22 августа 2014 года, в канун празднования Дня Государственного флага России и за двое суток до Дня независимости Украины, российский гуманитарный конвой пересек украинскую государственную границу и без сопровождения представителей международного Красного Креста начал свое... >>>

В.Н. Расторгуев. Россия и пан-Европа
Валерий Николаевич Расторгуев доктор филос. наук, профессор, преподаватель кафедры теоретической политологии философского факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова. Анти-Россия и анти-Европа[1]    140 лет назад основоположник цивилизационного... >>>

В.Н. Расторгуев, О.К. Смирнов. Единая Европа: неучтенный потенциал
Среди вопросов, связанных с оценкой конкурирующих проектов строительства европейского дома на современном этапе и требующих осмысления с учетом геополитических рисков и национальных интересов России, без которых невозможно осуществить выбор оптимальной модели общеевропейской... >>>

Дмитрий Травин. Жан Монне. Отец Европы
Ровно 50 лет назад - 10 февраля 1953 г. в Европе рухнули таможенные барьеры, и товары получили возможность свободно перемещаться на едином рыночном пространстве, подчиняясь лишь воздействию конкуренции. Этапы большого пути Правда объединенная Европа в то время ограничивалась... >>>

А.Е. Кораблева. Европа и европейцы как историческая и культурная общность в панъевропейском проекте
  А.Е. Кораблева. Европа и европейцы как историческая и культурная общность в панъевропейском проекте Р. Куденхове-Калерги. Опубликовано в "Известиях Российского гос. педагогического университета им.А.И.Герцена", № 95. >>>

Петр Андрле. ЧЕЛОВЕК, СОЕДИНИВШИЙ ВОСХОД И ЗАКАТ. Глава первая: Феномен Черчилля
Иногда я упрекал учителей истории, приверженцев идеи европейского единства, за то, что  они не учат своих студентов восприятию Европы как единой политической реальности. Они возражали, что не могут отступать от основ. Жюльен Бенда, французский историк Однажды историки... >>>

Петр Андрле. ЧЕЛОВЕК, СОЕДИНИВШИЙ ВОСХОД И ЗАКАТ. Глава вторая: Провидец Куденхове
 «Снова и снова необходимо повторять одну простую истину: раздробленность Европы приводит к войне, угнетению, бедности, единая Европа - к миру и благоденствию!» Граф Рихард Николас Куденхове-Калерги: Новое объединение Европы, 1963 г. Дворянский род Куденхове имеет длинную... >>>

Петр Андрле. ЧЕЛОВЕК, СОЕДИНИВШИЙ ВОСХОД И ЗАКАТ. Глава третья: Попытка пан-Европы
«Нам следует больше гордиться этим европейцем из Чехии, поскольку Чехия, безусловно, страна, не обделенная европейской идеей и людьми, которые думают и рассуждают по-европейски». Доктор философии Рудольф Кучера, президент Панъевропейского союза Чехии и Моравии. Предисловие... >>>

Петр Андрле. ЧЕЛОВЕК, СОЕДИНИВШИЙ ВОСХОД И ЗАКАТ. Глава четвертая: Четыре вопроса панъевропеизма
Лозунг Европейского союза начал использоваться около 2000 года, официально же он был сформулирован именно в Договоре о европейской Конституции, подписанной в 2004 году. Этот лозунг гласит, что благодаря Евросоюзу европейцы объединились, что разнообразие культур, традиций и языков... >>>

Петр Андрле. ЧЕЛОВЕК, СОЕДИНИВШИЙ ВОСХОД И ЗАКАТ. Глава пятая: Строительство Европы
День Европы 9 мая 1950 года вошел в европейскую историю как начало объединения. В этот день министр иностранных дел Франции Роберт Шуман сделал в международных СМИ заявление, в котором предложил создать организацию, контролирующую угольную и сталелитейную промышленность европейских... >>>

Дагмар Моравцова. Чехословакия, Германия и общеевропейские движения в 1929-1932 гг., III. / I.
III. Общеевропейские движения - попытка альтернативы I. Идея объединения Европы Попытки решить углубляющиеся экономические и политические проблемы, в которых начал превалировать возврат к экономическому эгоизму отдельных национальных государств, осложнили взаимоотношения... >>>

Катерина Айзпурвит. Объединение Европы. Чешский проект XV века
В XV веке проект объединения Европы предложил европейским лидерам чешский король Иржи из Подебрад. Имя же советника короля, разработавшего этот грандиозный план, сегодня почти забыто. Звали его Антонио Марини. Отец Антонио Марини был итальянцем, осевшим на юге Франции, в Гренобле,... >>>

ИСТОРИЯ ЕВРОПЕЙСКОЙ ИНТЕГРАЦИИ: Проблемы европейского интеграционного процесса в к. 60-х – нач. 70-х
Конец 60-х был временем надежд: в сфере политики между сверхдержавами началось заметное потепление, новые импульсы почувствовала и Европа. США и СССР заключили ряд договоров по разоружению и других соглашений, позволивших, в определенной степени, снизить напряженность между... >>>

Отто фон Габсбург. Воспоминания об отце
Отто фон Габсбург (1912 – 2011) – старший сын эрцгерцога Карла Австрийского, ставшего позже императором Австрии и королем Венгрии, и эрцгерцогини Зиты, урожденной принцессы Бурбон-Пармской, автор ряда книг, научных исследований и статей, посвященных, главным образом, европейской... >>>

Граф Куденхове-Калерги – он видел и творил будущее Европы / "Россия в АТР", апрель 2013
>>>


© paneuropa.ru
Интернет-сайт Панъевропейского союза России / Associasion Paneurope Russie web
© Paneuropa.ru
The use of these materials in any mass media or on any other website is permitted only with the consent of the copyright holders.
Использование и перепечатка материалов сайта в любых СМИ и их размещение на любых других сайтах в Интернете разрешено только с согласия правообладателя.